Участки в береговой полосе,водоохранной зоне-закон или справедливость

  • Motosazo

Motosazo

Автор
Закон-то не менялся, он как был, так и остался, в той редакции, в которой был, - допытывалась Марина Мишенева. Закон не менялся, но не ясно было, как реагировать, - попытался выкрутиться Тюлин. А как можно реагировать? Получается, можно по-разному реагировать? Не совсем понимаю вашу позицию, - удивилась судья.

Dafeqozy

Модератор
Он до сих пор стоит незыблемым памятником чиновничьей слепоте, пережив не одну проверку. По документам Министерства природопользования и экологии, он не нарушает ничьих прав Вот такой у нас коллапс, - резюмировала судья. Как объяснил Тюлин, на протяжении нескольких лет в министерстве просто не понимали, как трактовать российское законодательство. Для того чтобы переварить предельно четкий запрет ограждать 20-метровую береговую полосу, специалистам Минприроды потребовалось несколько лет. Только к 2017 году их наконец-то осенило, что «береговая полоса должна быть свободна полностью». Мы теперь эту статью понимаем буквально, - сказал Тюлин об особенностях чиновничьего мировосприятия.
 

Kolykuj

Модератор
Окунева даже освободили от административной ответственности, и вместо штрафа он отделался устным замечанием. В 2016 году инспектор Минприроды Александр Тюлин вновь выехал на берег Кончезера с очередным рейдом. И опять в министерстве пришли к выводу, что на участке Окунева тишь и законодательная благодать. Никого не смутило, что забор по-прежнему красовался в 20-метровой запретной полосе. Забор стал источником конфликта между соседями - Предписание действительно было выполнено Часть забора была демонтирована, - настаивал Александр Тюлин, который и проводил проверку. Получается, вместо того чтобы требовать соблюдения законодательства, инспектор закрыл глаза на явные нарушения? Судья констатировала, что забор с момента его возведения  никуда не перемещался.
 

Ropyhez

Модератор
Их интересы представлял адвокат Игорь Бакулин. По иронии судьбы в начале 2017 года именно Бакулин, в тот момент еще сотрудник прокуратуры, поддерживал в суде иск карельского природоохранного прокурора, потребовавшего признать недействительным договор купли-продажи, заключенный между кондопожской районной администрацией и Василием Окуневым. Поводом для иска стало то, что участок (10:03:0070801:196) находился в водоохранной зоне. По решению суда договор был расторгнут, и один из трех смежных участков, принадлежащих Окуневу, вернулся в муниципальную собственность. Правда, до сих пор Василий Окунев не убрал железные ворота, которые преграждают путь на отсуженный у него земельный участок. Вот такой коллапс, игорь Бакулин рассказал, что в 2015 году Министерство по природопользованию и экологии РК уже проводило проверку спорного участка, который Василий Окунев огородил тогда вплоть до кромки воды. Нарушение было зафиксировано, и Окунев получил предписание забор убрать. Правда, освободил он всего около 3 метров береговой полосы, а не 20-метровую зону, как предписывает законодательство. Но проверяющих из Минприроды размеры этого «лаза» вполне устроили.
 

Idybufi

Модератор
Правда, запрет этот начал действовать с 2006 года. Тех граждан, кто успел оформить право собственности на участок до вступления в силу Водного кодекса РФ,  конечно, собственности лишить не могут. Но даже право собственности не дает гражданину права огораживать берег реки в пределах 20-метровой полосы. Берега рек и озер должны быть доступны для общего пользования. Как говорится, закон суров, но справедлив. Марина Мишенева предложила Окуневу провести судебную земельную экспертизу участка. Ответчик поначалу согласился, но позднее передумал, сославшись на то, что для него это слишком дорогая процедура. На последнее судебное заседание супруги Окуневы не пришли.
 

Wihemav

Модератор
11 октября судья Кондопожского городского суда Марина Мишенева вынесла вполне предсказуемое решение, обязав Василия Окунева «обеспечить беспрепятственный доступ к береговой полосе озера Кончезеро путем демонтажа металлического забора в пределах ширины береговой полосы водного объекта общего пользования». Иск в интересах неопределенного круга лиц был подан карельским природоохранным прокурором после многочисленных жалоб соседей Окунева, который перегородил забором подход к берегу Кончезера. Возможно, ссора соседей из деревни Западное Кончезеро, переросшая в судебное разбирательство, так и осталась бы неприметным типичным сюжетом из судебной практики, связанной с «озабориванием» наших рек и озер. Но во время судебного разбирательства представилась редкая возможность познакомиться с изнаночной стороной работы карельской бюрократической машины, отдельные функции которой почти атрофировались. Забор по праву собственности, еще на первом судебном заседании Василий Окунев заявил, что участок 10:03:0070801:122, который он огородил забором от внешнего мира, оставив небольшой 2-3-метровый проход, находится у него в собственности. На этом тезисе и была основана его позиция: дескать, раз участок мне принадлежит, почему нельзя забор поставить? Уже тогда было очевидно, что участок полностью попадает в 20-метровую береговую полосу, приватизировать которую российское законодательство строго-настрого запрещает.